Российский книжный союз попросил разъяснений по новому запрету на пропаганду ЛГБТ-ценностей

В союзе хотят понять, на какие литературные произведения может распространиться законопроект Александра Хинштейна, предполагающий запрет распространения информации, пропагандирующей нетрадиционные сексуальные отношения и отрицающей семейные ценности. Какие книги вызывают у российских книжников опасения?

Российский книжный союз попросил разъяснений по новому запрету на пропаганду ЛГБТ-ценностей

Фото: Александр Авилов/АГН «Москва»

Российский книжный союз попросил депутата Александра Хинштейна оценить издаваемую литературу на предмет отрицания семейных ценностей.

В союзе хотят понять, на какие литературные произведения может распространиться законопроект, предложенный группой депутатов во главе с Хинштейном и предполагающий запрет распространения информации, пропагандирующей нетрадиционные сексуальные отношения и отрицающей семейные ценности.

В Российский книжный союз стали «поступать запросы со стороны издателей» по поводу инициативы, говорится в письме к Хинштейну.

Издатели приводят отрывки из произведений, которые могут быть интерпретированы как запретные. Например, сцена, которую можно отнести к совращению малолетних, описана в романе «Бесы» Достоевского. Приводится отрывок о том, как герой романа Николай Ставрогин растлил девочку Матрешу.

Монолог Катерины из пьесы «Гроза» Островского может быть интерпретирован как пропаганда самоубийства или доведение до самоубийства. К пропаганде наркотиков могут быть отнесены отрывки из рассказа «Морфий» Булгакова.

Сцены сексуального насилия описаны в рассказе Бунина «Таня» и в романе Шолохова «Тихий Дон», в романе Томаса Гарди «Тэсс из рода д'Эрбервиллей». К пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений может быть отнесено одно из стихотворений Федора Сологуба конца XIX века «На совете», к пропаганде педофилии — роман Набокова «Лолита», супружеской измены — роман Толстого «Анна Каренина» и стихотворение Пушкина «Бахчисарайский фонтан».

Популяризирует ли такие темы, как бродяжничество, книга «Дядя Федор, пес и кот» Эдуарда Успенского, а жестокое обращение с животными — «Осиная фабрика» Иэна Бэнкса? Этими вопросами задаются авторы обращения:

«Издатели не в силах самостоятельно оценить и исключить наименования книг, которые потенциально нарушают нормы законопроекта. При этом креативные индустрии прочно сплетены друг с другом: литература неразрывна и с кино, и с театром, и приведенные примеры произведений имеют экранизации и театральные постановки. Просим по возможности пояснить, являются ли представленные, в том числе классические и входящие в перечень школьной программы, сюжеты пропагандой отрицания семейных ценностей?»

Ранее правительство поддержало законопроект о полном запрете пропаганды ЛГБТ. Депутат Хинштейн, в свою очередь, заявил газете «Коммерсантъ», что пока не видел письма книжного союза. Но сегодня, в ходе общественных слушаний в Госдуме, которые посвящены закону о полном запрете пропаганды ЛГБТ, депутат по сути ответил представителям книжной отрасли:

«Наша инициатива не является актом цензуры, мы не запрещаем упоминания ЛГБТ как явления, мы запрещаем именно пропаганду и здесь крайне важны формулировки. ЛГБТ по нашему законопроекту — это распространение информации или совершение публичных действий, направленных на формирование нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности их искаженного представления о социальной равнозначности традиционных и нетрадиционных отношений. Объявили о том, что Российский книжный союз к нам обратился с запросом, будут ли те или иные литературные произведения под это подпадать. Нет, не будут, классический пример — Набоков, «Лолита». Здесь нет пропаганды ЛГБТ, потому что ни один разумный человек, прочитав книгу или посмотрев фильм, не захочет повторить судьбу его героев. Мы также отдельно специально вводим запрет на пропаганду педофилии, потому что считаем ее не сексуальным отклонением, а тяжким уголовным преступлением. Пропаганда по нашему предложению будет выражаться в распространении информации, направленной на обоснование или оправдание педофилии, формирование ее привлекательности. Ну и, разумеется, штрафы за эти деяния выше, чем просто за ЛГБТ-пропаганду».

Как разъяснение от депутата Хинштейна понимают представители книжной отрасли? Стало ли понятно, какие книги могут попасть под запрет, а какие — нет? Комментирует председатель Комитета Российского книжного союза по международному сотрудничеству, гендиректор издательства «Эксмо» Евгений Капьёв:

Евгений Капьёв председатель Комитета Российского книжного союза по международному сотрудничеству, гендиректор издательства «Эксмо» «Какого-то жесткого определения классики нет, это в определенной степени вкусовщина. Опустим классику, есть какие-то авторы, которые на грани, которые могут считаться современной классикой. Практическая реализация тех предложений, которые предлагает Александр Хинштейн, требует какой-то более глубокой проработки, там есть много вопросов спорных, на которые нужно будет обратить внимание. Чтобы в результате не получилось, что аудитория уйдет читать книги в интернет, на пиратские интернет-ресурсы. Еще раз скажу, там границы крайне расплывчатые, и мы будем вместе с юристами обсуждать, предлагать какие-то свои решения, как бы это могло работать. Я полностью поддерживаю, что семейные ценности надо пропагандировать, здесь программа поддержки детского чтения правильная, но здесь очень много нюансов. Например, мы обсуждали «Малыша и Карлсона» — это же не пропаганда семейных ценностей. Представляете, мальчик уходит с дядей ходить по крыше. То есть «Малыша и Карлсона» мы тогда запрещаем? Или это классика?»

В ходе сегодняшних общественных слушаний в Думе высказался и представитель РПЦ. Выступление транслировал канал «Дума ТВ»:

«Грех не является частным делом человека, особенно нравственно сгнивший человек социально опасен, он выносит смрад своего гниения далеко за пределы своей спальни. Поэтому если вам скажет кто-нибудь, что, дескать, ну пусть делают, что хотят, пусть грешат там, как хотят, пусть вообще вытворяют, что хотят, не думайте, что это частное дело каждого. Современный новый мировой порядок — Novus ordo seclorum, — против которого Россия объявила войну, требует нового человека, новый человек, актор новой всемирной истории должен иметь новую этику. Вавилонской блуднице нужно, чтобы человек был пуст умственно и грязен нравственно, поэтому все, что действует против, все, что наполняет человека правильным контентом, и все, что охраняет его нравственность, — это вопрос, действительно сопоставимый с победой на поле боя. И тот закон, который примет, надеюсь, Верховный совет наш, Государственная дума, равен крупной военной победе».

Глава Совета по правам человека при президенте России Валерий Фадеев заявил, что законопроект о запрете информации, пропагандирующей ЛГБТ-отношения в России, не ограничивает свободу слова в стране.

Источник: bfm.ru