Прокуратура потребовала приговорить миллиардера Зиявудина Магомедова к 24 годам колонии строгого режима

Для четверых других фигурантов обвинение запросило от восьми лет до 21 года заключения. По мнению прокуроров, вина подсудимых в хищениях на сумму свыше 11 млрд рублей в ходе процесса была доказана. Защита намерена просить подсудимых оправдать

Прокуратура потребовала приговорить миллиардера Зиявудина Магомедова к 24 годам колонии строгого режима

Магомед и Зиявудин Магомедовы. Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС

Обновлено в 19:15

Прокуратура потребовала приговорить к 24 годам лишения свободы главу группы компаний «Сумма» миллиардера Зиявудина Магомедова по делу о хищениях на сумму более 11 млрд рублей.

Как передает корреспондент Business FM, такое наказание гособвинитель Михаил Резниченко запросил в ходе прений сторон в Мещанском суде столицы. В качестве дополнительного наказания он просил назначить бизнесмену штраф в 1,5 млн рублей. Отбывать срок подсудимый, по его мнению, должен в колонии строгого режима. Четырех предполагаемых соучастников бизнесмена, среди которых его старший брат, экс-сенатор Магомед Магомедов, прокурор предложил осудить на сроки от восьми лет в колонии общего режима до 21 года заключения в колонии строгого режима также со штрафами.

Свое выступление прокурор Михаил Резниченко, известный по участию в громком деле «Седьмой студии», начал днем, в половине двенадцатого. Он сравнил уголовное дело братьев Магомедовых с трилогией Василия Аксенова «Московская сага». «Там тоже фигурировал особняк в Серебряном Бору. Как мы выяснили, у Магомедовых также есть особняк в Серебряном Бору, но главный особняк находился в Хлебном переулке, где находился офис группы «Сумма», — сказал он, не уточнив, что еще общего у подсудимых с героями романа. Его речь прервало сообщение о якобы заложенной бомбе. Посетителей эвакуировали и в суд запустили лишь через час.

Когда же Резниченко продолжил, он заявил, что вина подсудимых подтверждается совокупностью представленных в суде доказательств: материалами дела, показаниями свидетелей и результатами экспертизы. Последние, по мнению гособвинителя, являются допустимыми доказателствами и должны быть положены в основу приговора. Он отметил, что преступное сообщество, которое создали подсудимые, буквально «поставило на поток» хищение бюджетных средств. «В хитросплетениях офшорных компаний могут разобраться только корпоративные юристы, правоохранительные органы и прокурор Максименко», — сказал Резниченко, имея в виду своего коллегу, помощника прокурора ЦАО столицы Александра Максименко. Последний в какой-то момент сменил Резниченко и на протяжении нескольких часов зачитывал показания свидетелей, а также апеллировал к другим доказательствам.

Однако к концу дня Михаил Резниченко вновь взял у коллеги эстафету, перейдя от сухих показаний к красочным выражениям. По его словам, в век информационных технологий руководить преступным сообществом можно и на расстоянии многих тысяч километров, для этого не надо, как раньше, «встречаться в ресторанах и саунах».

Он утверждал, что подсудимые не просто вели бизнес, а именно объединились в преступное сообщество с целью хищения денег (на эти слова братья Магомедовы отреагировали смехом).

С учетом данных о личности подсудимых и по совокупности вмененных им преступлений он потребовал приговорить Зиявудина Магомедова к 24 годам лишения свободы в колонии строгого режима, а его брата, экс-сенатора Магомеда Магомедова, осудить на 21 год заключения.

Бывшего главу компании «Интэкс» Артура Максидова и гендиректора Объединенной зерновой компании (ОЗК) Сергея Полякова прокурор предложил отправить в колонию на 18 лет лишения свободы каждого, а начальнику департамента экономической безопасности ОЗК Роману Грибанову назначить на два года меньше — 16 лет. Каждый из четверых подсудимых, по его мнению, также должен выплатить штраф в размере 1,5 млн рублей и отбывать наказание в колонии строгого режима.

Самый маленький срок — восемь лет колонии общего режима со штрафом в 1 млн рублей — прокурор запросил для гендиректора предприятия «Энергия-М» Юрия Петрова. Ему вменялся один эпизод мошенничества и не инкриминировалось участие в преступном сообществе. Большую часть запрошенного наказания он уже отбыл, если учесть время, проведенное им в СИЗО: там один день засчитывается за полтора дня колонии общего режима.

Иски трех потерпевших (ими по делу признаны Федеральная сетевая компания, Объединенная зерновая компания и комитет развития инфраструктуры Санкт-Петербурга) на сумму 9 млрд рублей представитель прокуратуры просил удовлетворить. В этой связи Резниченко предложил оставить имущество и недвижимость подсудимых под арестом, а затем конфисковать.

Ранее, 27 мая 2022 года, Хамовнический суд Москвы изъял в доход государства 750 млн долларов — деньги, вырученные братьями Магомедовыми в 2018 году от продажи 50,1% акций Новороссийского морского торгового порта.

Судебный процесс длится с апреля 2021 года. Тогда фигуранты не признали вину в организации преступного сообщества (ст. 210 УК), хищениях путем мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК) и особо крупной растрате (ч. 4 ст. 160 УК). Зиявудин Магомедов назвал обвинения «абсурдными», «голословными и лживыми». По его словам, «часть объектов была сдана вовремя, контракты по ним выполнены точно в срок». В деле речь идет о хищениях при строительстве ряда крупных объектов на сумму более 11 млрд рублей.

Основные эпизоды дела связаны с хищениями при строительстве стадиона «Арена Балтика» в Калининграде, который возводился к чемпионату мира по футболу 2018 года, строительстве аэропорта «Храброво» в Калининграде, автомобильной дороги «Чуйский тракт», с намывом участка в 16 гектаров у Крестовского острова в Санкт-Петербурге, а также с хищением у Федеральной сетевой компании. Кроме того, подсудимым вменяется хищение почти 5,5 млрд рублей при незавершенном проекте железной дороги Кызыл — Курагино, которую строила фирма «Стройновация», входящая в группу «Сумма».

В прениях сторон защита начнет выступать в пятницу, 21 октября. Адвокаты сообщили, что будут настаивать на вынесении их подзащитным оправдательных приговоров.

Зиявудин Магомедов и другие подсудимые находятся под стражей с 2018 года. Защита считает, что следствие искусственно криминализировало гражданско-правовую деятельность бизнесменов.

Источник: bfm.ru